nlr_spb

Category:

Тишина в библиотеке

В прошлом посте о приближающейся Библионочи мы упомянули о том, как здОрово было бы на самом деле остаться в библиотеке ночью, и чтобы кругом — только книги. 

А ведь такой случай был, и он описан очень ярко и образно Мариэттой Шагинян (1888-1982) , которую закрыли в фонде. Впечатления узницы — под катом:

«Это было в мае 1921 года, и не в простом мае, а ленинградском (тогда еще петроградском), когда начинаются белые ночи....

Эпоха Бальзака, стихия, из которой он щедро черпал, окружила меня таким неожиданным богатством, таким обилием "открытий", что я совсем позабыла о времени, тем более что ровный перламутр майского дня за окном не угасал и не помрачался. Но вот мне захотелось есть, я собрала тетради, встала, прошла всю анфиладу отделений и очутилась перед огромной железной дверью. Толкнула ее - она поддалась ровно настолько, насколько позволяла массивная скоба с той стороны: меня заперли. Я стучала кулаком и ногами в эту дверь с полчаса. Весь огромный дом в несколько этажей, наполненный величайшими сокровищами человеческого мышления, древнейшими рукописями, первопечатными книгами, эстампами, был совершенно пуст, был заперт сверху донизу.

Подбежав к окну, я взобралась на подоконник и тут только заметила, что свет в небе принял зеленоватый оттенок морской воды - наступил глубокий вечер. Света в отделениях не было. Воды тоже не было. Лечь было негде, разве на полу. Но как только я легла на пол, мне почудились шорохи - словно все книги на полках стали перелистываться невидимыми пальцами. Я испугалась крыс и попробовала опять читать при свете белой ночи. Все богатство отделений было теперь мое, но помню какой-то странный, суеверный страх перед книгой, которая не была "выписана" для меня, боязнь снять ее с полки, точно сама книга станет свидетелем такого нарушения добрых старых правил Публичной библиотеки. И в обступивших меня книжных полках, в молчании их, в их внешней доступности было что-то внушавшее к себе уважение, что-то защищенное изнутри неясным чувством недозволенности. Помню, мне страшно хотелось снять с полки папку с эстампами, но я ее так и не сняла. В конце концов я заснула и во сне видела себя в лавке бальзаковского старьевщика».

Полностью текст доступен в электронной библиотеке РНБ:

Шагинян М. С Сутки в Ленинградской Публичной библиотеке // Публичная библиотека глазами современников (1917-1929) : Хрестоматия. - СПб. : Рос. нац. б-ка, 2003. — С. 318-320.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic